Страна Лишней Информации

«Я вышла из больницы после трехнедельного лечения электрошоком, чтобы обнаружить, что я не только принцесса Лея, но еще и куклы разных размеров, футболки, плакаты, устройства для уборки и прочая рекламная продукция. Обнаружилось, что я еще и пин-ап — воображаемая девушка, о чем меня время от времени информировали гиковатые подростки по всему земному шару. Ну и каково это для новоиспеченной девы-почти-что-не-в-беде?
Например, однажды в Беркли я зашла в ювелирный магазин.
— О боже! Это вы! — воскликнул продавец.
Прежде, чем он успел продолжить, я скромно подтвердила:
— Да, это я.
— О боже! Я думал о вас каждый день, с 12 лет до 22!
Вместо того, чтобы спросить, что же произошло в двадцать два года, я переспросила:
— Каждый день?
Он пожал плечами и сказал:
— Ну, четыре раза в день.
Добро пожаловать в Страну Лишней Информации!»
(цы) Воспоминания Кэрри Фишер.

Тут в окрестностях в очередной раз обсуждают этичность/неэтичность фанфикшна как такового, и вот я не могу не думать вот о чем.
От просто жанровой литературы фанфикшн отличается, по большому счету, не содержанием или качеством, а способом существования. Если оригинальный текст читатель открывает, более-менее будучи готовым разделять те правила игры, которые создает автор, то фанфикшн, как правило, читают после знакомства с оригиналом — и читатель приходит, во-первых, уже имея какие-то собственные представления о том, что должно происходить в тексте, и, во-вторых, ища подтверждения своим чувствам или идеям.
И вот тут начинаются сложности, потому что зоны умолчания в оригинальном произведении разные фанфикеры заполняют по-разному. И, с одной стороны, они в своем праве — потому что это и есть способ чтения художественного текста, образ, который создается в голове у читателя — это всегда итог сотворчества автора и читателя. Чем выше мастерство писателя, тем убедительнее автор. Д*Артаньяна или Шерлока Холмса ни с кем не перепутаешь.
С другой стороны, как вообще в принципе возникает фанфикшн? Фанфикшн возникает тогда, когда от трения между картиной мира автора и картиной мира читателя возникает искра. Да, восклицает читатель, именно так все и было, я хочу еще об этом поговорить! Или, наоборот- нет, не так все было, совсем не так!
А дальше возможны варианты.
С одной стороны, кажется, что фанфикшн писать легко — герои есть, мир есть, отношения и проблематика заданы, бери и пользуйся. Но это только кажется, потому что автор оригинала и автор фанфика — разные люди, с разным опытом, и для того, чтобы создать стилизацию, полностью совместимую с каноном, нужно приложить немало труда (мой любимый пример — это, конечно, истории Екатерины Ракитиной про Шерлока Холмса, вроде Происшествия с русской старухой)
С другой стороны, кто-то приходит и устраивает ололо-постмодерн (опять же, это не всегда плохо, какие-то фанфики я люблю много больше оригиналов, по которым они созданы, взять того же «Рационального Поттера»). Но это, на мой взгляд, не самый проблематичный вариант.
Самый сложный для восприятия фанфикшн, имхо, тот, где автору искренне кажется, что он пишет что-то, полностью укладывающееся в рамки оригинала, но на самом деле это совершенно не так. И вот это, на мой взгляд, момент, который может быть очень травматичным и из-за которого и возникают битвы вокруг «искажения светлого образа» и прочая. Причем, опять же, чем больше фэндом, тем статистически неизбежней такие столкновения. Кажется, еще не было в моей жизни такого случая, чтобы я начинала интересоваться каким-то фэндомом и там не было бешено раздражающей меня интерпретации, которая регулярно бы не лезла из каждого утюга:)) В толкинском фэндоме на заре туманной юности это были борения за то, кто кому должен Сильмарилл, в трековском фэндоме это был неизбежный слэш, а в кругах артурианского литературоведения — вездесущая Зиммер-Брэдли, которую везде поминают как автора феминистской интерпретации, при том, что с базовыми феминистическими фишками вроде элементарного «мое тело — мое дело» у нее хуже, чем у Мэлори — а это, блин, 15 век!
Но вот именно это огромное количество взаимоисключающих интерпретаций, на мой взгляд, и дает возможность говорить о том, что фэндомы с фанфикшном функционируют так, как функционирует мифология.
Во-первых, существуют определенные фигуры, которые наделены определенными чертами характера и определенными узнаваемыми атрибутами. Северус Снейп — никогда не жизнерадостный блондин. У Спока острые уши. У короля Артура есть волшебный меч.
Во-вторых, одновременно существует огромное количество взаимоисключающих интерпретаций, касающихся ключевых моментов истории. Кто на ком женился, влюбился, умер, не умер, убил, расчленил и съел, спас мир, плюнул на все и хряснул короной об пол, долго мучился и страдал, жил долго и счастливо, или все это одновременно. Миф — это пространство, которое действует не столько по законам логики и причинно-следственных связей, сколько по законам сновидения: это мой сон. Я так вижу.
В-третьих, те, кто эти истории сочиняют и рассказывают, делают это сугубо добровольно, исходя из личных предпочтений и нужд.
И, в-четвертых, именно в фанфикшне начинает бурно фонтанировать и рваться наружу бессознательное, то, к чему другими способами нет доступа, и что не получается осмыслить другими путями. Именно поэтому фанфикшн может вызывать такой ужасужасужас — и в свое-то подсознание бывает страшно заглядывать, а уж смотреть, что происходит в чьем-то чужом так и вообще ужоснах:) Всякий художественный текст — это в той или иной мере автопортрет автора, но с фанфикшном это бывает еще очевиднее, потому что есть оригинал, с которым можно сравнивать. Не всякому хочется столкнуться с Сальвадором Дали вместо Моны Лизы — а именно это и есть самая большая опасность при чтении фанфиков. Некоторые вещи, особенно эмоционально заряженные, бывает сложно развидеть (а после некоторых так хочется и вынуть себе глазки и как следует прополоскать с хлоркой).
И вот здесь, как мне кажется, и проходит грань между этичностью и неэтичностью. Если архетипы принадлежат всем, то авторские миры и авторские герои — это творения конкретных людей. И мне кажется корректным уважать тех, кто создал что-то, что настолько зацепило, что по этому поводу хочется что-то сказать или создать что-то по мотивам. Ну и, как минимум, не организовывать им трип в Страну Лишней Информации, если уж воображение вырвалось на свободу и понеслось.